Ипотека, Ипотечное кредитование - www.ipodom.ru     


Конфликт с "Миракс" глазами ФЦСР

29.09.2011 11:00 - раздел: Новости недвижимости: Россия

Голодовка Сергея Полонского продолжается шесть дней — так известный застройщик охраняет стройку ЖК «Кутузовская миля», на которую вышла техника компании ГВСУ «Центр». С 2005 по 2009 год структуры «Миракса» строили первую очередь проекта, но с начала 2010 года договор с ним был разорван по инициативе заказчика — ЗАО «ФЦСР». Теперь строительные работы ведет дочерняя структура Сбербанка. О том, почему так вышло, как город в кризис решал судьбу проекта и почему возникла история с охраной стройки, корреспонденту РБК daily ПЕТРУ КИРЬЯНУ рассказал генеральный директор ФЦСР ПЕТР ИВАНОВ.

Инвестор-застройщик

— Со стороны не очень понятно, о чем была договоренность в 2005 году со структурой «Миракса», которая носит название «Аванта». Они строили или продавали?

— Изначально был заключен договор инвестирования. И «Аванта» — полноценный инвестор.

— То есть вы оформили первую очередь, разрешительную документацию, что-то еще, а Полонский пришел и выкупил проект или что?

— Нет, он должен был вкладываться в строительство и получить соответствующую долю на выходе по результатам. Это все четко прописано в договоре, указаны обязанности сторон и сроки.

Под этот проект была создана специальная управляющая компания «Миракс-Фили», в которую мы передали часть инжиниринговых функций, управление строительством. И они поставили также свою генподрядную структуру — МИК-СМ. Такие взаимосвязи часто применяются, хотя можно использовать их и во благо, и во вред. Но когда договариваешься и подписываешь договор, ты не предполагаешь, что будут какие-то мошеннические действия.

— Понятно, что был кризис, но в 2005 году была ли документально оформленная договоренность, что в какой-то срок все это будет сделано? Чтобы это до 2011 года не продолжалось, а раньше закончилось.

— Каждый объект имеет свой срок строительства, утвержденный проектной документацией, и была определена очередность, были получены разрешения на строительство. В соответствии с этими документами были задачи и по инвестированию. В принципе в 2008 году должны были сдать в эксплуатацию три корпуса. Это корпуса 2АБ, 13 и 14. Но уже с июня 2008 года финансирование стройки пошло по убывающей, замерев в сентябре. Мы остались с долгами.

— Как «Аванта» вам объяснила такую ситуацию?

— Они документально никак нам не объясняли, ссылались на кризис. Подрядчики тоже не могли сразу остановиться. Когда шло нормальное финансирование, был набран определенный темп работ, и подрядчики по инерции нарабатывали определенный объем, который вполне справедливо требуют оплатить. В итоге накопилась немалая задолженность, которую потом через суд начали взыскивать с нас.

Ведь мы и арендаторы земли, и заказчики, соответственно, претензии все к нам.

— А как вы так договорились?

— Мы не продали проект. Город отказался категорически от введения нового контрагента, коим являлся «Миракс», в договорные отношения по проекту. Мы и есть тот ответчик, с которого за все спрашивают. Даже когда вышли с проблемой на городской уровень, мне Юрий Росляк говорил: «Иванов, ты у меня за все ответишь».

— Когда договаривались с «Авантой», там были какие-то штрафные санкции или, например, разграничение финансовой ответственности как-то прописывалось?

— Штрафные санкции были.

— За что?

— За нарушение графика финансирования. Мы сейчас в суде уже предъявили требования, и суд в двух инстанциях нас поддержал. В понедельник было новое заседание, но пока перенесли слушания. Сергей Полонский пока стоит на том, что графики фальшивые. Хотя «Миракс» сам эти графики и готовил.

— Если договоренность была прописана в договоре, то как она может фальшивой быть?

— Когда кризис начался, мы сказали: ребята, давайте вырабатывать какие-то совместные шаги по выходу из сложившейся ситуации, что-то надо делать. А в ответ не получили никакого конструктивного предложения или согласия, потому что г-н Полонский вошел уже в некое преддефолтное состояние и ему уже финансирование закрыли. И он даже в своих интервью говорит, что вот Сбербанк готов был выделить финансирование, а Иванов отказался. Был такой момент на самом деле. И я ездил на переговоры со Сбербанком.

— Вы отказались подписать?

— Было одно условие, поскольку заказчик-застройщик — ФЦСР, земля оформлена на ФЦСР, то и заемщиком должен быть ФЦСР. Либо второй вариант: Иванов должен выдать поручительство за Полонского. В ситуации, когда у «Миракса» колоссальная задолженность по другим проектам и я видел, что деньги уходят со стройки в сторону, я отказался. Я бы эти деньги просто ввалил в корпорацию «Миракс» с непонятными для себя последствиями, а стройка шла бы по остаточному принципу. Поэтому договориться с Полонским не удалось.

Счет за простой

— Затем наступают 2009 и 2010 годы. Что вы делали?

— Весь девятый год мы пытались найти какие-то взаимоприемлемые механизмы финансирования. Все время сигнализировали, что, коллеги, у нас накапливается задолженность и претензии по аренде земли, по другим позициям. Но в ответ глухое молчание.

— В суде вы сейчас озвучиваете «Мираксу» эти цифры?

— В рамках договора у нас есть штрафные санкции: 60 млн руб. за просрочку графика. Суд уже присудил штрафные санкции, сейчас это решение оспаривается «Мираксом» в кассации.

— А что за озвученное требование Полонского — затраты на строительство 1,9 или 2 млрд руб.?

— В период с апреля 2005 по август 2008 года «Аванта» внесла 2,5 млрд руб. как инвестиционный взнос на расчетный счет ФЦСР, и мы заплатили эти деньги подрядчикам по подписанным документам, которые проверили и признали. В декабре 2008 года стройка остановилась.

— Понятно. Это 2009 год был?

— Да. И после того, как мы послали в декабре 2009 года уведомление о расторжении договора, 30 или 29 декабря, под Новый год, нам по почте заказным с уведомлением приехали коробки с бумагами о том, что потрачено за время простоя еще 1,9 млрд руб. «Просим оплатить», — написал нам «Миракс» (не «Аванта», а технический заказчик — «Миракс-Фили»).

— Которому вы платили несколько лет назад до этого?

— Схема была следующая: «Аванта» — ФЦСР — «Миракс-Фили» (технический заказчик). На конце — генподрядчик — все тот же «Миракс». Так мы оплатили 2,53 млрд, здесь все ясно, есть сметы и отчеты. Потом стройка встала. И в декабре 2009 года, только через год после остановки строительства и после того, как мы послали уведомление о расторжении договора, нам прислали требование на 1,9 млрд. Якобы это подрядчики наработали.

— За 2009 год?

— За 2009 год. Мы попросили, естественно, подтверждение понесенных расходов.

— Это должен быть акт? Что это должно быть?

— Должны быть договора с подрядчиками и акты выполненных работ, а не то, что лежало в присланных коробках. Должны быть акты на скрытые работы, исполнительная документация — целый перечень необходимых документов. В этом требовании нам было отказано. Мы попросились на стройку, чтобы провести ревизию. Нас не пустили.

В итоге нас решили напугать банкротством. Потому что если нам предъявляют 1,9 млрд, а мы не платим — это повод подать на банкротство. Соответственно, мы пошли в суд. Сегодня уже три инстанции прошли вплоть до ВАС, везде «Мираксу» отказали. Сейчас, правда, третья сторона подала в надзор еще раз.

— А кто в роли третьей стороны? «Миракс-Фили»?

— МИК-СМ.

Долги и город

— Известна ли точная сумма или число договоров, объем проданной площади и деньги, которые, грубо говоря, должны были с этих продаж поступить на стройку? Это те 5,7 млрд руб., которые озвучивались ранее?

— Да, 5,7 млрд. Это сумма называлась представителями «Миракса» на разных совещаниях. Некоторые бывшие сотрудники компании нам приносили документы. Есть сведения и о банковских проводках, но неофициальные.

— То есть оперировать этими цифрами в суде вы не можете — вы можете их только знать?

— Суд может запросить бухгалтерскую отчетность. А мы можем проверить косвенно — нам дольщики несут свои договора, по ним видны и объемы, и цифры. «Миракс» нам дал информацию, что всего 250 договоров, а у нас перерегистрировано порядка 120 договоров.

— И что с этими деньгами? Где они находятся в данный момент и куда они должны двигаться?

— Мы не знаем, где эти деньги находятся сейчас. Нам на стройку попали только 2,5 млрд. На «Аванте» денег нет, потому что в рамках иска на 60 млн мы обратились с взысканием и узнали, что она «пустая». МИК-СМ — генподрядчик, сейчас находится в стадии банкротства. Там за главного какой-то Василий Василич, который отвечает за режим на башне «Федерация».

— Хорошо. Когда город подключился к истории объекта? Мы все знаем про весеннюю комиссию и знаем про 16 сентября. Вот до этого периода.

— В январе 2010 года мы объявили о расторжении договора с «Мираксом», а город присоединился где-то в марте. Пошли первые совещания у Владимира Ресина, в префектуре на объездах стали разбираться, почему стройка стоит.

— Без города нельзя было с Полонским договориться?

— Мы пошли на расторжение, так как появились реальные предложения по финансированию, и мы предлагали Сергею Полонскому идти под его флагом. Работать по старому не могли ни мы, ни банки — был категорический отказ, поскольку, во-первых, была колоссальная просроченная задолженность у «Миракса», и во-вторых, очень запутанная структура собственности и управления.

— Город предлагал Полонскому пойти на вашу схему или этот вопрос не обсуждался с городом?

— Этот вопрос не обсуждался с городом. Мы имели право по договору расторгнуть его в одностороннем порядке.

— Это, я так понимаю, достаточно стандартная процедура.

— Нет, но мы ее предусмотрели в договоре. После расторжения договора Сергей Полонский стал обращаться к руководству города. В том числе летом 2010 года получили одобрение Лужкова на переуступку этого контракта полностью на Полонского.

— Вы? Или он?

— Переуступаем на структуру Полонского весь контракт.

— Нет, я имею в виду, одобрение кто получил?

— Полонский.

— То есть это его была инициатива?

— Эта была его инициатива.

— Он вас информировал об этом?

— Он нас информировал на городских совещаниях. Были совещания у Ресина по этому поводу, и мы в принципе не возражали, этот клубок проблем нести на себе — это чемодан без ручки.

У нас было только одно условие: «Господин Полонский, у нас есть претензии кредиторов, подрядчиков, земельного комитета, есть претензии от ваших структур на 1,9 млрд руб. Если у вас нет денег заплатить сейчас земельному комитету и всем остальным, давайте пропишем взаимную переуступку и реструктуризацию этой задолженности».

В ответ Полонский говорил: «Нет, сначала переуступка, а потом мы отзываем иск». Все юристы говорят одно: что можно в такой ситуации и не отозвать иск. Естественно, что мы, будучи в здравом уме и рассудке, отказались подписывать переуступку, не сняв претензий «Миракса» на 1,9 млрд руб. (тогда мы еще не прошли суды). Правовое управление мэрии на совещании у Ресина дало однозначное заключение, что только с согласия ФЦСР может быть совершена переуступка контракта.

— А что за история тогда с фальшивой подписью? То есть договор переуступки, переданный якобы в правительство Москвы.

— Не получив нашего одобрения, господин Полонский нашел нового партнера — «Мосстроймеханизацию-5» и господина Обида Ясинова, который с ним подписал некое двустороннее соглашение. Без меня. Но с моей подписью. Документ пришел в правительство Москвы с сопроводительным письмом компании МСМ-5 24 мая 2011 года. Письмо оказалось в мэрии во второй половине дня, а в час дня на меня было покушение.

— Сейчас документ этот аннулирован, я так понимаю? Город его не стал рассматривать?

— Естественно. Его изъяли в рамках следствия по уголовному делу о покушении на убийство, проведена экспертиза. Например, у нас печать защищена трафаретом: подносишь трафарет, и видно кодовое слово. А на бумаге, поданной в мэрию МСМ-5, ничего не видно.

— А МСМ-5 или «Миракс» что-то говорили про этот документ, признавали за собой факт этого документа? Если они городу прислали.

— Я не имею информации. Мне следствие не сообщало.

— А с вами никто из мэрии не связывался, когда шло это согласование?

— Никто не связывался. Только уже в рамках расследования покушения оперативники пошли в структуры правительства Москвы и изъяли эти документы, тогда чиновники сразу начали отзывать свои подписи.

— Что конкретно обсуждалось 16 сентября? Как это выглядело?

— Во-первых, там был очень представительный состав участников. Владимир Иосифович Ресин, Марат Шакирзянович Хуснуллин, Оглоблина Марина Евгеньевна, префект Западного округа Алексей Олегович Александров, зампрефекта Сущенко Сергей Валерьевич. Представители всех департаментов — и земельного, и жилищного, и контрольный комитет, и Мосинвестконтроль, были представители дольщиков...

— И что там происходило с участием такой представительной команды?

— Решался один вопрос: как быстрее возобновить стройку.

— И на чем сошлись?

— Мы проинформировали о готовности, но уже несколько раз нас не пускали на площадку. Подрядчик — дочерняя структура Сбербанка, ГВСУ «Центр», — несколько раз делал мобилизацию, выводил людей и технику, а все это выливалось в потасовку с подачи охранников Полонского. Приходили и приезжали качки бритоголовые, вылезали из кустов, у водителей вытаскивали ключи из замков зажигания, угрожали физической расправой, и естественно, рабочие в такой ситуации отказывались что-либо делать.

На совещании решили: незамедлительно выйти на стройку, дать график работ, плюс мы озвучили несколько производственных проблем. Протокол в итоге вышел очень конкретный и по делу.

На совещании также были представители «Миракса» — Кошман и Золотаревский. Они предлагали: «Дайте нам строить, у нас есть решение суда». И размахивали своим ходатайством в суд с требованием наложить запрет на производство работ, заключение подрядных договоров с ЗАО «ФЦСР». Но в этом же документе написано: «В требовании отказать».

— Это тот же иск, что в теленовостях показывали?

— Да, Сергей Полонский доставал его перед телекамерами на площадке. Я на одном интервью подошел к нему, говорю: «Давайте почитаем вместе». Он открывает второй лист, там написано: «Отказать».

— Хорошо. А кроме правительства никто порядок не может навести? Местное ОВД не может приехать навести порядок?

— Приехало. В пятницу (23 сентября) органы власти в полном объеме оказали нам содействие. В том числе и милиция была, и ОМОН был, и все работали так, как положено по закону.

— Когда ждете в ходе объезда Сергея Собянина или зама на объект, чтобы уже показать работу?

— Думаю, что в течение месяца мы уже будем полномасштабно работать.

Долгое Переселение

— Когда у вас сдача первой очереди или первого дома?

— Первый этап уже закончен и сдан, тот, который был сделан до прихода Полонского.

— Это дом, который к 2005 году уже сдали?

— У Сергея Полонского есть такой тезис, что «ничего не делалось, а я пришел и победил». Но до его прихода была сделана большая доля черновой работы. Например, было построено для переселенцев 100 тыс. кв. м жилья.

— То есть вы построили дом для отселения и сделали инфраструктуру?

— Был построен не один дом. Чтобы город подвел наружные инженерные сети, мы «на бюджет» построили панельные 22-этажные дома. В них въехали жители 14 пятиэтажных домов, которые позже были снесены. Это «пятна», на которых и должны были вырасти дома с участием Полонского.

— Сейчас работа ведется?

— Сейчас мы ее возобновили.

— Когда будет сдача объектов по «Кутузовской миле»?

— На сегодняшний день строятся четыре корпуса. Это корпус 2АБ («Форт-Кутузов»), который в наибольшей степени готовности, но по площади самый маленький. И мы берем шесть месяцев на его завершение: сдача в эксплуатацию — март следующего года.

— Это уже так называемые проданные объемы?

— Там буквально крохи — 1500 м осталось не проданными из 17 тыс. И там как раз половина «обманутых» дольщиков «Аванты».

— Вы сдадите этот дом, в завершение всей очереди — четыре здания, это сколько лет займет?

— Следующими пойдут корпуса 13 и 14. Это декабрь 2012 года.

Следом за ними еще два дома: они сразу идут, потому что возводятся на одном «пятне». Визуально это два раздельных корпуса, но по сути они — одна конструкция.

И корпус 18. Это то здание, возведение которого остановилось на уровне 6-го этажа. Мы начнем его строить не ранее января 2012 года, но это мой осторожный прогноз.

— Почему он осторожный?

— Беда с этим объектом в том, что господин Полонский вопреки нашим запретам ушел от утвержденного проекта. Надо заново пересогласовывать проект.

Более того, он продавал квартиры, которые соответствуют измененному проекту, но не утвержденному. Когда к нам приходят дольщики с документами и мы делаем выверку (акт перезаключения договоров по 214-ФЗ), то появляются отличия того, что продано, и что должны были построить. На месте двухкомнатной у нас вдруг трехкомнатная квартира. Получается, г-н Полонский продавал воздух, хотел пересогласовать утвержденный проект, и не факт, что ему пересогласовали бы. Это была некая авантюра с его стороны.

— Хорошо, а кто тогда пришел с протестами, когда камеры приехали снимать выход на стройку и голодовку?

— Есть пятиэтажный фонд, который надо сносить, и те, кто там живет и ждет переселения, потому что в нашем проекте — 30% городской доли. Возникла абсурдная ситуация: мы планируем, что дом вот-вот будет достроен, буквально через полгода. Поскольку дома для переселения еще не было, то какую-то часть людей направили в другие кварталы, а тем, кто отказывался, говорили: «Переезжайте в дом по соседству, освободите свою пятиэтажку». И люди поехали, чтобы только жить в этом квартале.

Когда мы были на общественно-политических мероприятиях, «заждавшиеся» жители пришли к префекту с простой проблемой: «Мы сделали ремонт в своей пятиэтажке, согласились переехать в убитую квартиру по соседству. В итоге наша квартира как стояла, так и стоит в неснесенной пятиэтажке, и мы уже два года сидим в заложниках».

— За каким строительством следить жителям пятиэтажек?

— Это корпуса 15 и 16 на следующем «пятне». Потом есть еще так называемая южная зона. Тоже там пятиэтажки: осталось под снос 17 домов.

— Как вы договорились с ГВСУ «Центр»?

— Когда нам дали добро на продолжение строительных работ в марте этого года, то, естественно, встал вопрос: какими силами, какими подрядными организациями их осуществлять?

— Логично. Но их много же все-таки.

— Было несколько организаций на выбор, мы провели внутренний конкурс. И с ними заключили подрядный договор. Когда вы возобновляете строительство, экспертиза и подготовка уже должны идти в тандеме с будущим основным подрядчиком. Все летние месяцы начиная с июня они каждый день были на оперативке, на площадке вместе с нашими экспертами, вместе с нашими специалистами, по каждому корпусу делали обходы, делали опись, делали ведомость дефектных работ. Сегодня они подошли к возобновлению строительства, уже проделав достаточно большой объем работ.

Версия для печати
« 2011 г. »
« Сентябрь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  






   Рейтинг@Mail.ru